Russian Belarusian
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9

«Кто-то печет хлеб, кто-то лечит людей. Я забочусь о содержании и благоустройстве захоронений». Заведующий Юрий Верланов рассказал о кладбище «Военное». 

— Юрий Яковлевич, как оказались на такой должности?

— Выйдя на заслуженный отдых, около года жил как обычный пенсионер. И так заскучал, что иногда просто не знал, куда себя деть. Бывший коллега предложил стать заведующим одним из старейших некрополей в городе. Признаться, мои знания о нем оказались весьма скудными, поэтому съездил, посмотрел. И согласился.

— Близкие вас не отговаривали?

— Супруга Светлана и сын Эдуард были удивлены, но со временем привыкли. Это такой же труд, как и любой другой. Кто-то печет хлеб, кто-то лечит людей. А я забочусь о содержании и благоустройстве захоронений. Этим же тоже должен кто-то заниматься.

— Военное кладбище довольно посещаемое место. Экскурсии бывают?

— Оно имеет статус историко-культурной ценности и входит в некоторые обзорные экскурсии по столице. Некрополь хранит историю Минска. Первые упоминания относятся к 1840 году. Тогда кладбище находилось на окраине города — в предместье Долгий Брод. Неподалеку располагался лазарет, позднее его переименовали в военный госпиталь, поэтому хоронили в основном умерших от ран солдат. Так кладбище получило название «Военное».

Позднее в память о русских воинах, погибших во время русско-турецкой войны, на городском погосте возвели храм. В 1898-м его освятили и назвали в честь святого благоверного князя Александра Невского. После освящения храм носил статус полковой церкви 119-го пехотного Коломенского полка, который стоял в Минске с 1864 года. Доныне в нем хранятся реликвии: походная церковь и полковые хоругви. В годы Великой Отечественной в церковь попала бомба. Она пробила купол, рухнула перед алтарем и… не взорвалась.

Здесь покоятся офицеры времен Первой мировой и более 400 советских солдат, партизан, подпольщиков времен Великой Отечественной, а также знаменитые люди Беларуси. Среди них народные поэты Янка Купала и Якуб Колас, первый президент Академии наук БССР Всеволод Игнатовский, композитор Алексей Туренков, Герои Советского Союза Сергей Сикорский, Борис Окрестин и многие другие.

— Сколько всего здесь захоронений?

— Около 7,5 тыс. погребений. Причем с 1949 года некрополь закрыт. Но при наличии подтверждающих документов проводим урновые подзахоронения в существующие могилы родственников. Близкие многих усопших сами давно отошли в мир иной, поэтому некоторые надгробия со временем ветшают, падают. В таком случае восстанавливаем памятники. Поисковая работа мне близка. Много лет я возглавлял Центральный музей внутренних войск МВД Беларуси.

Родственники многих усопших постарели, им трудно ухаживать за могилами. Думаю, заботу о таких захоронениях на себя могли бы взять волонтеры. Администрация кладбища готова предоставить списки и оказать содействие.

— Знаю также, что долгое время занимались общественной работой.

— Да, более 10 лет возглавлял общественную организацию ветеранов внутренних войск МВД. Объединение поддерживало бывших сослуживцев, их семьи. В том числе занималось организацией похорон. Так что всё в жизни не случайно.

— В этом году вы отметили с женой сапфировую свадьбу. Супруге пришлось немало кочевать с вами по гарнизонам?

— По окончании Дальневосточного высшего общевойскового командного училища получил назначение на Крайний Север. Медовый месяц с женой провели в дороге, добираясь до бухты с философским названием Провидения. Жили в деревянном бараке. Воду носили из колонки за полтора километра и наполняли бочки в сенях, чтобы можно было постирать, помыть посуду. Отапливали комнату углем, дровами. Учитывая суровый климат, поддерживать тепло приходилось постоянно. Даже летом температура редко поднималась выше 15 градусов. Раз в год морским путем доставляли продукты. Женщины покупали одежду и косметику. На полках магазина были конфеты, колбасы, болгарские овощные консервы.

Светлана трудилась в торговле, я командовал мотострелковым взводом. Так прошли три года. Затем служил в Бобруйске, Чехословакии, а в середине 1980-х получил назначение в Минск. Прежде чем уволиться в запас, еще 10 лет служил во внутренних войсках на различных должностях.

— Более 30 лет службы в армии. Военная закалка отразилась на характере?

— Безусловно. Воинская служба приучила к дисциплине и ответственности. Эти качества проявляются во всем: в отношении к своему делу, общении с коллегами, родными.

— Вы сильный человек?

— Скорее справедливый. Ценю надежных людей. Во всем люблю порядок.

— Поэтому на кладбище не видно попрошаек? Еще несколько лет назад их было порядком.

— Три года назад, когда пришел на должность заведующего, на территории некрополя «квартировали» бомжи. Благодаря центральному расположению кладбище прослыло престижным в узких кругах. Колоритные личности с непростой судьбой просили милостыню. Сердобольные прихожане не отказывали, давали, а те тут же отоваривались вином в ближайшем магазине. Приняв на грудь, бедолаги засыпали прямо на могилах, летом тут же ночевали. С помощью сотрудников милиции со временем выселили лиц без определенного места жительства. Сейчас лишь изредка по выходным приходит женщина с ребенком-инвалидом. Конечно, никто ее не трогает. Это совсем другая история.

— Слышала, реконструкция кладбища проходит поэтапно. Что еще предстоит сделать?

— В 2015 году проведена инвентаризация. Выявили более 3,9 тыс. неухоженных могил — почти половина всех захоронений. С тех пор установили свыше 350 надголовников, обрезали деревья, благоустроили дорожки. Сейчас на территории реконструируют храм. Обновление приурочено к 800-летию со дня рождения святого Александра Невского.

Справочно

К Военному кладбищу относится и Братское военное кладбище — мемориальный комплекс в честь погибших в Первой мировой.

По информации УП «Агентство «Минск-Новости»